Site menu:

Краткое содержание журнала

1967 год
В данном журнале размещены статьи, посвященные историческим событиям в области науки, представлены тесты для знатаков, викторины

Географическая летопись

ТАЙНА КРАСНЫХ ПЕСКОВ

— И Дмитрий Иванович подчеркнул паузой поворотный пункт рассказа.

— Со всей определенностью надо сказать, что наши экспедиции в Кызылкум в 1932 году, сначала в их центр, а затем на западную окраину, меньше всего преследовали непосредственные поиски золота. Александра Евгеньевича Ферсмана в опасное путешествие влекла мысль о возможной минералогической связи Урала и Тянь-Шаня, связи через Алтынтау и другие древние останцы, окруженные песками Кызылкум. Установление подобного геологического родства открывало возможность уже целеустремленных и обоснованных поисков в пустыне полезных ископаемых, в том числе и золота... Итак «золото^ искателями» в прямом смысле мы не были. Однако при выходе из шикарного вагона международного сообщения на станции Кермине мы в своем живописном походном одеянии действительно могли сойти за искателей приключений.

Было чудесное майское утро, и наш колоритный отряд, возбуждая крайнее изумление жителей захолустной станции, вступил на площадь, заваленную тюками хлопка. Здесь, окруженный равнодушными верблюдами и ишаками, блестел свежей зеленой краской грузовичок-полуторатонка с надписью «КАО-1». Это означало: первая автомашина Кара-Калпакской области. Она была предназначена для нашего похода.

К полудню «КАО» был доверху загружен бочками с бензином и водой и прочим экспедиционным снаряжением. На десятки пудов этого груза вскарабкались и мы, десять участников пробега, и первый механический корабль Кызылкума тронулся в путь.

В этот день грузовичок беспрепятственно катил по необозримой полынной целине прямо на север со скоростью 40—50 километров в час. Заночевали в степи, под яркозвездным южным небом, а утром двинулись дальше. К полудню стали встречаться невысокие каменистые гряды, но машина преодолевала их легко, лишь переключая скорость на подъемах.

Казалось, мы уже близки к цели своего путешествия — Алтынтау. Но тут выяснилось, что торжествовать преждевременно: путь пересекло половодье сыпучих песков, и «КАО» с надрывным ревом закружился в водовороте огромных дюн... Наступившая ночь была такая звездная, как и накануне, но уже не казалась такой же поэтичной...

Утро принесло нам силы и расчетливую злость. Бастионы песчаных увалов штурмовались не в лоб, а по наиболее пологим местам; под колеса подстилали ветки саксаула. «КАО» надрывался на первой скорости, радиатор кипел, но, дружно подпираемый нашими плечами, шаг за шагом продвигался через раскаленный разлив песчаной пустыни. Каждые 50— 70 метров мы останавливались, давая остыть мотору, а сами разбегались от пышущей жаром машины и прятались в «песчаные холодки». Эти «холодки» состояли из небольших кустиков саксаула, а их тень — из расплывчатой сетки темных полосок. Но в нестерпимый зной даже такой эфемерный покров спасал от прямых палящих лучей солнца.

К полудню мы достигли-таки противоположного берега песчаного разлива и снова покатили по степи на север. Следующие дни песчаные половодья опять и опять пересекали путь «КАО», вода была уже на исходе, настроение наше портилось все больше. Где же обещанный нам крайний форпост человеческого обитания в пустыне — аул Джиланды?!

И тут неожиданно, сразу после пересечения невысокой каменной гряды в глубокой расщелине, обрамленной скалами из желто-серого гранита, мы увидели с десяток ярко-зеленых деревьев, правильные грядки посевов и несколько кибиток. В глубине каменной пади блестела тонкая нить воды. «КАО», торжествующе рокоча, въехал в аул, и шофер победоносно нажал клаксон. Из кибиток выбежали женщины, дети; все население аула пришло в смятение: ведь это был первый автомобиль, который они видели! Мы направились к самой большой кибитке, у входа в которую нас встретил глава аула — величественный старик, единственный человек, сохранивший самообладание. Он принял нас с восточным гостеприимством. После обильного угощения Ферсман, соблюдая все каноны неторопливого среднеазиатского этикета, изложил цель нашего прибытия. Все его пожелания старейшина воспринял как закон.

Вскоре шесть отличных лошадей стояли у кибитки. Солнце уже клонилось к западу, а нам надо было успеть подняться на гранитный массив Мурунтау

1[2]3
Оглавление
buy generic cialis online